21:44 

Aurus
Сделай то, что хочется сделать, спой то, что хочется спеть
Уже сравнительно старый фик с ФБ-2014 )

Название: До встречи
Автор: Aurus
Бета: Макс Шелдон
Размер: мини (1693 слова)
Персонажи/Пейринг: Стив Роджерс/Тор
Категория: преслэш
Жанр: общий
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: что если Стив на самом деле умер, когда направил самолёт в океан, и очнулся в Вальхалле?
Примечания/предупреждения: АУ
Обзорам:


Самолёт летит прямо в воду, и его уже никак не остановить; Пегги и Говард ещё что-то кричат о том, чтобы он не смел этого делать, о том, чтобы продержался ещё немного, пока они не отыщут место, где он может спокойно сесть, но Стив их уже почти не слушает.

Спустя несколько секунд связь обрывается. Океан всё ближе.

Всё кончено.

Он делает глубокий, немного рваный, вздох и закрывает глаза, отпуская штурвал и откидываясь назад в кресле.

Он больше не слышит рёв моторов и писк сходящих с ума датчиков на приборной панели – всё превращается в белый шум, и когда самолёт ударяется о воду, Стиву кажется, что время замедляет свой ход.

Вдох. Выдох. Ещё один вдох – возможно, последний.

Он крепко сжимает в руке медальон с фотографией Пегги. Ему хочется умереть с улыбкой на лице, но в то же время ему отчаянно не хочется умирать – на мгновение в голове даже проносится бешеная мысль о том, что, возможно, ему ещё удастся спастись, но в этот момент кабина начинает стремительно заполняться водой, а откуда-то рухнувшая балка пригвождает Стива к месту.

Возможно, благодаря сыворотке Эрскина ему и удастся продержаться в живых дольше, чем обычному человеку, но, в конце концов, смерть всё равно неминуема.

Он делает последний вдох, и вода накрывает его с головой.

По крайней мере, он всё сделал правильно.

Стив улыбается и медленно выдыхает.

~*~*~


Он слышит пение.

Стив неохотно открывает глаза, а потом несколько раз моргает, словно надеется избавиться от наваждения – но колесница, как и правящая крылатыми лошадьми девушка, не исчезают.

И они мчатся по воздуху – их окружает лишь ослепительно яркий свет, а под ними простирается переливающийся всеми цветами радуги мост, и Стив пытается себя ущипнуть, чтобы проснуться.

А потом он вспоминает, что умер.

Девушка, держащая в руках поводья, оборачивается к нему и снисходительно улыбается. Он молча смотрит на неё в ответ и не может подобрать слов.

Она прекрасна; на ней блестящие доспехи и крылатый шлем, золотые волосы собраны в тугие косы, и всё, от осанки до взгляда, выдает в ней солдата. Воина.

Стив видел немало таких женщин на войне, правда, золотая броня и летящая по воздуху колесница – это что-то новенькое.

Ему хочется задать вопрос, но он не знает, что спросить; а когда к нему возвращается дар речи, свет вокруг вдруг становится ещё ярче, и он закрывает глаза рукой, забывая, что хотел сказать.

Когда он снова открывает глаза, они стоят на земле, а перед ними возвышается огромное и величественное здание.

– Где мы? – еле слышно спрашивает он наконец, но девушка качает головой, снова тепло улыбаясь, и берет его за руку. Он послушно следует за ней к массивным дверям здания, за которыми обнаруживается почти бесконечный зал. Он весь заставлен столами, за которыми сидят люди – на большинстве такие же доспехи, как на девушке из колесницы, и все они громко разговаривают, смеются и едят.

Когда он оборачивается, чтобы вопросительно взглянуть на свою спутницу, её уже нет.

– Добро пожаловать в Вальхаллу, славный воин! – раздаётся у него над ухом раскатистый голос, и он переводит взгляд на широко ухмыляющегося мужчину.

Вальхалла?..

– Вальхаллу? – повторяет он, чуть хмурясь, и приветствовавший его воин с готовностью кивает, а его улыбка становится шире.

Как такое вообще возможно?

Стив думает, как бы поделикатнее сказать, что он – христианин и тут, должно быть, какая-то ошибка, когда сюрреализм ситуации накрывает его с головой.

Он с трудом сдерживает нервный смех.

Может, он попал в ад? Правда, на ад это… место… не слишком похоже – не то чтобы кто-нибудь знал наверняка, как он выглядит, но Стив подозревает, что не так.

Но ведь не может же и в самом деле быть так, что его по ошибке приняли в чужой… пантеон? Это немыслимо – и хотя он никогда особо не задумывался о том, что будет после смерти, и не слишком верил в рай или ад, поверить в Вальхаллу почему-то ещё сложнее.

– Ты не похож на других воинов, – перебивает его мысли… видимо, бог, по-прежнему стоящий рядом. Он задумчиво разглядывает Стива, а потом хмыкает. – Из какого ты мира?

– Я… с Земли, – осторожно отвечает Стив. – Прости, я не уверен, кто…

Бог раскатисто смеётся и хлопает его по плечу – Стив уверен, что будь он ещё жив, от такого удара даже у него подкосились бы ноги, но сейчас всё ощущается… по-другому, чем при жизни, с удивлением понимает он.

Он чувствует себя… легче. Свободней.

– Меня зовут Тор, – Тор широко ухмыляется, словно ему в новинку быть неузнанным, и это его забавляет. – Значит, ты смертный… должно быть, ты был великим воином, раз попал сюда.

Тор… Стив вспоминает какие-то обрывки информации, кажется, ещё со школы оставшиеся в голове, и бледнеет; кажется, Тор – один из главных богов в этом мире, едва ли он благосклонно отнесётся к тому, что Стив не то что не поклонялся ему, но даже, строго говоря, в него никогда не верил.
Но как бы то ни было, это не повод врать.

– Честно говоря, мне кажется, что тут какая-то ошибка, – Стив снова оглядывается по сторонам и пожимает плечами, коротко улыбаясь. – Я никогда не был язычником.

Тор хмурится – но не сердито, а непонимающе – и кладет руку ему на плечо, вместе с ним направляясь к свободному месту за одним из столов. Стив не сопротивляется.

– Язычник? Что это значит?

Они садятся за стол, и Тор протягивает ему кубок с мёдом; остальные воины не обращают на них внимания.

– Это значит, что я верил… и молился… другим богам, – осторожно поясняет Стив, кивая в знак благодарности.

Тор снова смеётся. Его смех похож на раскаты грома, и, вспоминая мифологию, Стив думает, что это неудивительно.

Чего не скажешь о самой реакции.

– Это такие мелочи, – дружелюбно говорит Тор. – Не думаешь же ты, что богам есть дело до того, кто в них верит?

Несмотря на то, что с его словами Стив не согласен, он вынужден признать, что какой-то смысл в них есть. По крайней мере, в этом мире.

– Как зовут тебя, воин из Мидгарда? – всё так же весело спрашивает Тор.

Стив смотрит на золотой кубок перед собой и на прозрачный мёд и думает, что это не худшее, что могло случиться с ним после смерти.

– Стив Роджерс, – отвечает он.

– Добро пожаловать в Вальхаллу, Стив Роджерс, – с улыбкой повторяет Тор.

~*~*~


Как выясняется, после смерти время летит незаметно.

Вальхалла и правда не худшее место, где он мог оказаться, но ему невыносимо скучно – каждое утро воины бьются друг с другом и воскресают вновь, каждый день они устраивают пир и каждую ночь к ним приходят женщины – всё однообразно, словно они все проживают один и тот же день, повторяющийся по кругу.

Иногда Стив сражается вместе со всеми. После смерти умирать совсем не так страшно.

Иногда он просто наслаждается тишиной, которая опускается в это время на огромный зал – звон оружия и боевые крики доносятся откуда-то издалека, но не мешают думать.

Время от времени Вальхаллу навещает и Тор – он приветствует новых воинов, присоединившихся к их рядам (хотя их не так много) и часто задерживается, чтобы поговорить со Стивом.

Стив удивлён таким интересом, но ничего не имеет против: беседы с Тором – единственное, что спасает его от скуки.

Тор расспрашивает его о Земле, и Стив с готовностью рассказывает – ему не нравится говорить только о войне, и хотя Тора это явно огорчает, он старается не затрагивать эту тему, за что Стив ему благодарен.

Вместо этого Стив рассказывает ему про свой дом. Он рассказывает ему о Баки и о Пегги, и Тор соглашается с ним, что она достойно смотрелась бы в рядах валькирий. Он рассказывает о Нью-Йорке, рассказывает о кинотеатрах, когда оказывается, что Тор не имеет даже отдалённого представления о кинематографе, и немного – о Говарде, когда однажды у них заходит речь о науке и магии.

Тор слушает его так, словно рассказы о жизни смертных – самое интересное, что ему доводилось слышать в жизни.

Однажды он приходит к Стиву ночью – Стив единственный, кто проводит свои ночи в одиночестве, упорно отказываясь от компании прекрасных женщин, услаждающих других воинов, и Тор уже знает об этом. Ночью они могут поговорить в тишине, не пытаясь перекричать пирующих воинов, и Стива по-прежнему удивляет, что Тор ищет его общества, но он по-прежнему не возражает.

Иногда Тор сам рассказывает ему что-нибудь – он говорит о золотом Асгарде и о своих битвах, о троице Воинов и леди Сиф, о своём брате, об Одине и Фригг – его рассказы похожи на баллады из старых книг, и Стив слушает их, закрыв глаза и рисуя в воображении яркие картины.

– Иногда я жалею, что не могу показать тебе Асгард, – однажды говорит Тор, замолкая на середине слова. Стив открывает глаза и мягко улыбается, трогая его за плечо.

– Иногда я жалею, что не могу показать тебе Нью-Йорк, – признается он. У него была не столь долгая и насыщенная жизнь, как у Тора, и он мало что ещё может рассказать – иногда его истории и так повторяются, но Тор никогда его не перебивает.

– Ты не должен быть здесь, – неожиданно говорит Тор, глядя ему прямо в глаза, и Стив чувствует, как что-то внутри него замирает.

Конечно, он знал это с самого начала и сам до сих пор так считает, но слышать это от Тора… он с трудом проглатывает разочарование.

Видимо, Тор понимает его без слов. Он качает головой и тихо улыбается, а потом подается вперёд и кладет ладонь ему на шею, прикасаясь лбом к его лбу.

– Тебе не место среди павших, – негромко поясняет он. – Ты один из самых достойных воинов тут, Стив Роджерс, но ты попал сюда слишком рано.

Стив тихо смеётся, не спеша отстраняться.

– Я сделал то, что должен был сделать, – он пожимает плечами. – И я об этом не жалею.

Тор как-то странно смотрит на него, со смесью непонимания и сожаления, а потом неожиданно целует его в губы и тут же отпускает его, поднимаясь на ноги.

Губы горят огнём, но Стив даже не уверен, что ему не почудилось – всё происходит слишком быстро, и он удивлённо смотрит на Тора, замершего перед ним.

– Наше знакомство – честь для меня, – говорит тот, склоняя голову в полупоклоне, и спешно покидает его комнату.

Стив хочет спросить его, что только что произошло, но сон приходит к нему раньше, чем он успевает открыть рот.

~*~*~


Он просыпается в больничной палате под звуки матча, который транслируют по радио.

Его не покидает ощущение, что что-то неправильно – губы покалывает, но он не может вспомнить, почему. В голове вертятся какие-то неясные образы – он смутно помнит позолоту щитов над головой и чей-то раскатистый смех, но они растворяются вместе с остатками сна, когда он садится на кровати.

– Мы ещё встретимся, – произносит чей-то голос, и он вздрагивает, оглядываясь по сторонам, но кроме него в палате никого нет.

Почему-то он верит этому голосу.

Они ещё встретятся.


@темы: фанфикшн, PG-13

Комментарии
2015-05-10 в 23:49 

-tafa
Мы сами стали теми парнями.
Вау, классно! Очень понравилось! :hlop::hlop::hlop:

   

Steve Rogers & Thor community

главная