Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:43 

Pray for Life
Фрэнк Синатра не булькал в рупор, мама. Честное слово.
Название: Веришь мне?
Автор: WhoCares, то бишь, я
Бета: Maedhros_Soulel
Пейринг, пресонажи: Тор/Стив, Мстители на заднем плане
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, Hurt/Comfort
Размер: мини
Саммари: Иногда даже самым сильным и стойким из нас нужен кто - то, с кем можно побыть слабым. Разве не так?
Дисклаймер: Все не мое, все принадлежит Марвел, поиграю и отдам.

3 168 слов
На почти полностью отстроенной базе ЩИТа царила настоящая паника. Отовсюду были слышны выстрелы и – изредка – взрывы. Крики, короткие приказы, стоны боли – все смешалось в единую, отвратительную какофонию. На базу напали. Неизвестный чешский ученый каким – то образом раздобыл засекреченные чертежи, по которым Иван Ванко год назад создавал своих роботов, и решил… А никто и не знал, чего конкретно добивался этот чех, нападая на базу. С этим они будут разбираться потом, после того, как уничтожат всех ботов. И после того, как вычислят предателя, без помощи которого даже найти это место было бы невозможно, не то что в него проникнуть. Стив подозревал, да что там подозревал, был абсолютно уверен, что поиски «крысы» поручат Романовой. И был только «за».
Но сейчас его волновало только то, что у них не очень – то хорошо получалось отбивать эту тщательно спланированную атаку. По счастливому стечению обстоятельств, команда Мстителей находилась здесь в полном составе. Он слышал, как на неподалеку беснуется Халк, разрывая роботов на куски, слышал, как в коммуникатор матерится Бартон, проклиная ограниченный запас стрел с миниатюрными бомбами и сумасшедших ученых, слышал глухие выстрелы лазеров, которыми отбивался Старк, у которого в подобном деле, то есть, в уничтожении ботов, был опыт. Черная Вдова сухо и коротко доложила, что верхние уровни очищены, но от взрывов серьезно пострадали несколько агентов. Краем глаза Стив заметил, как в помещение, где он сражался с тремя роботами, влетел еще один, пробив собой внушительную дыру в стене и снеся балку, а вслед за ним прилетел Мьелльнир. Через мгновение появился обладатель молота и, широко улыбнувшись другу, одной рукой уложил нападавшего на него.
- Не ранен? – коротко поинтересовался Капитан, поднимая щит.
- Эти машины не способны причинить мне серьезный вред, - усмехнулся Громовержец, поднимая молот. – А ты?
Стив поморщился, прижимая ладонь к глубокому порезу на боку. Больно, но ничего смертельного.
- Все в порядке, - ровно ответил он, кинув взгляд на проделанную роботом пролом. Они находились на одном из нижних уровней, причем, самом старом. И, кажется, Тор только что прошиб несущую стену. По крайней мере, расползавшиеся змеями трещины от пробитой дыры ненавязчиво об этом намекали.
- Тор… - Стив схватил бога грома за руку, отвлекая того от изучения лежащего на покрытом пылью полу робота. – Тор, уходим отсюда.
Громовержец непонимающе воззрился на Капитана, который, похоже, был в состоянии близком к панике.
- Постой, - Тор указал рукой на бота. – Смотри, это, кажется, не очень хорошо.
- Черт, - сквозь зубы выдохнул Стив, в глазах которого отражался ярко – красный огонек.
- Они заминированы! – раздался в коммуникаторе голос Тони. – Отойдите от них, немедленно! Хей, меня кто-нибудь слышит?
Капитан быстро оценил ситуацию. Не медля, он крепко схватил бога за руку и потянул к дыре в стене. Если бомба сейчас сдетонирует, их завалит – стены не выдержат взрывной волны. Раздался противный, пронзительный писк, от которого хотелось зажать уши руками и зажмуриться.
- Старк, нижний уровень, правое крыло, нас сейчас завалит! – прокричал он в коммуникатор, прежде чем услышал оглушительный взрыв, и его отбросило к стене.
Щит выбило из рук, и ладони, которыми он машинально прикрыл лицо, обожгло, а рана в боку отозвалась ужасающей болью, пронзившей, кажется, все тело. Ударившись головой, он сполз вниз, заметив, как рядом приземлился Тор, которому сильно опалило доспехи. Спасительная темнота, в которой не было боли, накрывала его мягким покрывалом, и последней мыслью, что мелькнула в спутанном разуме, было то, что он, кажется, умирает рядом с богом.

- Очнись! – громкий голос, повторяющий одно и то же, настойчиво пробивался через плотное марево, окутавшее его сознание. – Да очнись же ты! – его грубо встряхнули, чьи-то пальцы больно вцепились в плечи.
Стив застонал и с трудом приоткрыл глаза. Первым, что он увидел, было обеспокоенное лицо Громовержца, склонившегося над ним. Правый висок Тора был в крови, видимо, он ударился головой. Перед глазами замелькали яркие вспышки воспоминаний, никак не желавшие собираться в целую картинку. Заминированный бот, голос Старка, прореха в стене, взрыв.
Бог грома все так же сидел рядом, бережно поддерживая голову солдата.
- Ты сильно ранен? – глухо спросил Тор, пристально вглядываясь в лицо друга.
Стив попытался ответить, но горло и рот забило пылью. Он закашлял, в неудачной попытке хоть как – то прочистить горло, но бросил это дело и просто отрицательно покачал головой.
- Нас завалило, - начал бог грома, все же попутно осматривая солдата на предмет серьезных повреждений. - Я не буду пытаться сдвинуть плиты над нами, не знаю, как много там камней. И это слишком опасно. Ты успел сказать Энтони, где мы, они уже наверху, я слышу, - Тор сел, прислонившись спиной к стене, и притянул Стива ближе, чтобы тот оперся на него.
Капитан принял помощь и теперь, сидя, удобно опираясь на могучую грудь бога грома, осмотрелся. Пробитая стена обрушилась, но им несказанно повезло. Взрывной волной их отбросило в противоположный конец комнаты, над которым других помещений не было. И они оказались в ловушке. Связаться с кем-нибудь они не могли, коммуникатор разбился. Разбирать завалы изнутри действительно смысла не было, оставалось только ждать.
Стив чувствовал себя ужасно. Бок болел, словно его изнутри раздирали когтями, голова кружилась, а обожженные ладони горели огнем. И он дрожал. Только не мог понять, отчего: то ли от холода, то ли от шока. Не каждый день оказываешь фактически погребенный заживо под, возможно, тоннами камней. Воздуха было мало, дышать было тяжело. Холод пробирал до костей. Все это жутко напоминало ледяную ловушку, в которой он провел 70 лет. Но вот только на этот раз, он был не один. Слушая безмятежное, размеренное дыхание Громовержца, которое опаляло шею, чувствуя глухие, ритмичные удары его сердца, он и сам постепенно успокаивался. С Тором всегда была спокойно. Веселый, открытый, добродушный асгардец импонировал Капитану. Они сражались бок о бок, прикрывали друг другу спины, и он действительно очень ценил и уважал могучего Громовержца. Несмотря на то, что Тор производил поначалу впечатление весьма простодушного вояки, он был весьма проницателен. У них было много общего. Бог грома был настоящим воином, знающим, что такое честь и доблесть. Он воевал, пусть и не той войне, что прошел Капитан, но на других, которые не так уж сильно от нее и отличались. Они много говорили об этом. Тор мог часами рассказывать о славных походах в другие миры с огромной асгардской армией или, наоборот, небольшой группой разведки, о масштабных сражениях или небольших, но ожесточенных стычках, о…. Таких тем были тысячи. С Тором было просто. Не нужно было каждую секунду думать о том, что вот — вот можешь ошибиться в простых вещах, не было неловкости. Они понимали друг друга с полуслова.
Он не знал, сколько они вот так вот просидели. Может быть, десять минут. А, может быть, час. Стив не заметил, в какой момент широкая ладонь бога легла ему на бок, осторожно зажимая рану. Не заметил, когда он уронил голову Тору на плечо, полностью расслабившись.
- Хей, вы живы? – откуда – то сверху раздался громкий окрик Бартона. – Тор? Кэп?
- Да! – крикнул в ответ Громовержец. – Мы в порядке.
- Терпите, мы уже почти все разобрали, - прокричала Наташа, и сразу вслед за этим что – то громыхнуло. Видимо, отбросили какую – то огромную плиту.
Через несколько минут прямо над ними образовался большой просвет, в который тут же осторожно спустился Тони.
- Отдыхаем, значит? – протянул он. – Пока другие работают. Не ожидал от тебя, Кэп, вот никак не ожидал!
- Старк, кончай трепаться! – крикнула шпионка. – Поднимай их!

- Это все, что я могу сделать, - доктор Беннер, уже оклемавшийся после обратной трансформации, покрепче затянул повязку и поднял глаза на сидевшего на узкой койке Стива.
- А больше ничего и не нужно, - натянуто улыбнувшись, сказал он. – Все будет в порядке.
Брюс, еще раз перепроверив мониторы, повернулся к пациенту.
- Иди и отдыхай, - оглядев солдата, он добавил: - выспись как следует, это был жуткий день. Жилые помещения не разрушены, там полно комнат.
Стив кивнул и вышел из медицинского бокса, мельком бросив взгляд на раненых, лежащих даже в коридорах. Все оказалось еще хуже, чем он предполагал. Пострадавших было очень много, уцелевшие медики и присоединившийся к ним Беннер едва справлялись. Наташа и Клинт, получив помощь, по словам Брюса, уже ушли к Фьюри, докладывать обстановку и обсуждать дальнейшие планы. Старк, доведя врачей до белого каления, отправился спать, предварительно пообещав убить любого, кто осмелиться его разбудить в ближайшие двенадцать часов. Тор отделался лишь царапиной на виске.
Дойдя до ближайшей жилой комнаты, Стив рухнул на жесткую кровать. Несмотря на дикую усталость, сон не шел. Перед глазами вертелись моменты дневного боя, жуткие, пустые глазницы роботов, будто специально сделанные для устрашения, красный мигающий огонек бомбы, противный запах горелых проводов, взрыв и… Тор. Нерушимый, словно скала, которую тысячелетиями омывает океан, о которую разбиваются бушующие волны, но не могут даже поцарапать.
Стив перевернулся и скинул на пол подушку. Сна не было ни в одном глазу. В голове до сих пор раздавались крики раненных, похороненных под обломками, тех, кому так и не успели помочь. Перед глазами стояли лица пострадавших от взрывов, искаженные болью, страхом и снова болью. Невыносимо.
Чертыхнувшись, он поднялся и прошел в ванную. Может быть, горячий душ хоть как – то поможет прояснить сознание, и он сможет, наконец, забыться сном. Пусть хоть на несколько часов, это было бы лучше, чем ничего.
Включенная вода шумела, отдавалась громом в ушах, от нее клубами поднимался пар, а Стив все также стоял перед небольшим зеркалом, уставившись на свое отражения бездумным взглядом. Казалось, что стены, облицованные светло-серым, холодным кафелем сжимаются, сдвигаются и через две минуты раздавят его, что вот-вот рядом раздастся жуткий грохот очередного взрыва, и потолок рухнет вниз, не оставляя шанса глотнуть свежего воздуха, выжить. С трудом осознавая, что он делает, Стив со всей силы ударил по своему отражению в зеркале. Осколки веером рассыпались по полу, отражая тусклый свет единственной лампочки. Несколько застряли в руке, глубоко впившись под кожу. Из ран тонкими струйками потекла кровь, но он не обратил на это внимания. Боль отрезвляла. Заставляла поверить, что он здесь, что он жив, не похоронен под обломками, не убит взрывом. Он не в ловушке во льдах Арктики, под тоннами холодной воды. Он дышит, он чувствует пульсирующую, острую боль в руке и тупую, ноющую – в боку….
- Стивен! – дверь в ванную распахнулась, и на пороге появился слегка растрепанный Тор, босой, одетый только в легкую футболку и штаны. – Что…
Он замер в дверях, увидев друга. Стив поднял на него взгляд, все так же не обращая внимания на осколки, застрявшие в ранах, и кровь.
- Тор? Что ты тут делаешь? – глухо спросил он, больше всего на свете желая сейчас остаться один. Нельзя, чтобы кто – то из его команды видел его в таком состоянии. Особенно Тор. Нельзя. Он же Капитан Америка. Он не может позволить себе отчаяние или иную слабость. Это неправильно. Он должен быть сильным, потому что его таким сделали.
- Я услышал звон, - Громовержец, скользя взглядом по разбитому зеркалу, по осколкам на полу и, наконец, по окровавленной руке, переступил через порог. – Зачем ты это сделал?
Стив промолчал. Да и что он мог бы ему сказать? Тор подошел ближе и, игнорируя слабый протест, осторожно коснулся раненной руки.
- Зачем? – настойчиво повторил он свой вопрос, прихватывая пальцами один осколок. – Я вытащу сейчас все, потерпи.
Отвечать не хотелось. Тор аккуратно извлекал осколки, один за другим, откуда-то взятым полотенцем вытирал кровь, что – то тихо говорил, но Стив не слушал, только смотрел, словно загипнотизированный, на теплые, ловкие пальцы, буквально порхавшие над рукой. Смотрел на склоненную голову бога грома, на слегка спутанные волосы, удивляясь неожиданному желанию запустить в них пальцы.
- Стивен, что происходит? – тихо спросил Тор, поднимая глаза. Он все еще удерживал его руку в своих, прижимая полотенце к ранам.
- Я… - Стив замялся, пряча глаза, не зная, что сказать.
Громовержец прищурился, внимательно вглядываясь в лицо друга, ловя каждую проскальзывающую на нем эмоцию.
- Посмотри на меня, - неожиданно твердо произнес он. – Посмотри на меня!
Стив не решился. Он отвернул голову, избегая смотреть в глаза асгардца. Стыд за проявленную слабость жег не хуже раскаленного металла, а на задворках сознания все еще клубился черным дымом жуткий страх, что все это – ванная комната, окутанная поднимающимся паром, боль в боку, теплые пальцы Тора, сжимающие его руку – нереально, что он все еще лежит во льдах, или задыхается под завалами, и от недостатка кислорода у него начались галлюцинации.
Громовержец, никогда не отличавшийся большим запасом терпения, свободной рукой схватил Стива за подбородок и приподнял его лицо, заставляя посмотреть в глаза.
- Ты… - ошарашенный неожиданной догадкой, он резко замолчал. – Не веришь? Не веришь, что все это реальность?
Стив лишь усмехнулся про себя, подумав, что не ошибся в проницательности бога грома. Он смотрел его глаза, нечеловечески яркие, пронизывающие. В них, казалось, отражалась вся вселенная.
Тор поджал губы, словно разозлился, и, отшвырнув окровавленное полотенце, с силой сжал плечи Капитана.
- Это реально, Стивен. Ты жив. Ты больше не во льдах, не в подвале под завалами. Слышишь меня? – он встряхнул его, больше всего на свете сейчас желая вырвать этого человека, за столько короткое время успевшего стань ему другом, из удушливого плена иллюзий и страхов. Пальцы еще крепче впились в плечи, оставляя новые синяки. Раз уж физическая боль не помогает….
Стив слабо кивнул, не отводя взгляда. Дыхание спирало, то ли от горячего пара, клубившегося вокруг них, то ли от неожиданно приятной близости.
- Не веришь, да? – тихо спросил Тор. – Ну так я тебе докажу.
И, резко подавшись вперед, прижался к его губам. Руки еще крепче сжали плечи, не давая отстраниться, а теплый язык, скользнувший по нижней губе, не дал даже возможности об этом подумать. У Стива не возникло и мысли о том, что это неправильно или аморально, он просто наслаждался поцелуем, чувствуя, как страх, все еще обитавший на задворках сознания, недовольно сжимается.
Не встретив сопротивления, Тор скользнул ладонями ниже, проводя по рукам, пробежался пальцами по ранам, оставленным осколками зеркала, и обнял Стива, привлекая того ближе. Тот, не противясь, сам шагнул вперед, прижимаясь к телу бога, ловя его губы в новом глубоком поцелуе, запуская пальцы в спутанные волосы. Руки Громовержца проникли под тонкую майку, заскользили по спине, словно пересчитывая позвонки, оглаживая лопатки и поясницу. Когда от близости и недостатка воздуха закружилась голова, Тор чуть отстранился и ухмыльнулся уголком губ, услышав недовольный стон.
Дыхание Стива перехватило, когда теплые руки скользнули по бокам, приподняли край майки и в мгновение стянули ее. Прикосновения широких ладоней обжигали, заставляли дрожать и хотеть большего. Теряя терпение, Стив уже сам пытался стащить с Тора футболку, одержимый желанием почувствовать под руками горячую гладкую кожу, провести пальцами по широкой, твердой, словно гранит, груди.
Слегка усмехнувшись нетерпению человека, Тор избавился от ненужного предмета одежды и вновь притянул к себе солдата, впиваясь в его губы нетерпеливым поцелуем.
- Теперь ты мне веришь? – с трудом переводя дыхание проговорил он, зарываясь пальцами в мягкие волосы Стива, заставляя того откинуть голову назад. Покрывая поцелуями, перемежавшимися с укусами, его шею, Тор провел руками по подрагивающему от нахлынувшего лавиной желания прессу, выше, и слегка сжал соски человека, вызвав у него гортанный стон. Стив, потеряв последние остатки смущения, прижимался ближе, лаская руками спину и грудь Громовержца, пытаясь стянуть в него пижамные штаны, и снова, не закончив, проводил подрагивающими пальцами по напряженным плечам.
Не желая больше сдерживаться, Тор толкнул Стива под все еще включенный душ и через мгновение присоединился к нему. Горячая вода струилась, обволакивая сплетенные в объятиях тела и, казалось, толкала их еще ближе друг к другу. Они яростно целовались, кусались, неловко стукаясь зубами, до боли сжимая пальцы, царапаясь короткими ногтями. Тор, забывшись, слишком сильно подтолкнул Стива к холодной стене, и тот зашипел, больно ударившись головой. Но сразу же забыл об этом, когда горячие губы бога прочертили обжигающую дорожку от шеи и груди и обхватили сосок, чуть втягивая. Широкая ладонь Громовержца легла ему на затылок, словно создавая барьер между ним и стеной, пальцы зарылись в волосы.
- Веришь мне? – прошептал Тор, смотря в замутненные желанием глаза солдата, и, не дождавшись ответа, снова поцеловал.
Стив верил. Верил Тору, его умелым рукам, его жадному рту. Страх, все еще клубившийся внутри, уменьшался, испуганный опаляющими прикосновениями Громовержца, его жаркими поцелуями и железной уверенностью в правоте своих действий. А когда бог стянул с них обоих насквозь промокшие остатки одежды и прижался обнаженным телом, исчез совсем.
От прикосновения чужой восставшей плоти по коже побежали мурашки, и Стив вздрогнул, радуясь, что собственное желание нашло такой горячий отклик. Он просунул руку между мокрыми телами и обхватил член Тора, проведя по нему от головки до основания, чуть сжимая. Громовержец, уткнувшись лбом в плечо Стива, застонал и со всей силы ударил кулаком по стене, отчего по кафелю побежали тонкие трещинки.
- Повернись, - глухо прорычал он, прикусывая кожу на ключице человека.
Стив повиновался и, прислонившись лбом к стене, чертыхнулся, чувствуя губы бога, изучавшие шею, мягкий язык, скользнувший по тонкой коже за ухом. Тор протянул руку к полочке, на которой стояли какие – то бутылки и, не глядя, схватил одну из них. Щедро выдавив на руку гель для душа, он провел скользкими пальцами между ягодиц и, секунду помедлив, протолкнул один внутрь. Стив резко, сквозь зубы, выдохнул, но не отстранился. Через несколько минут, показавшихся ему вечностью, когда Тор скользил внутри него уже двумя пальцами, он беззастенчиво стонал и поддавался назад, стремясь получить больше.
Едва сдерживаясь, призывая остатки самоконтроля, Тор впился поцелуем в шею солдата и медленно вошел в него, замерев, давая возможность привыкнуть. Стив зашипел от тупой боли, но теплые руки, не прекращающие ласкать грудь, ловкие пальцы, зажимающие соски, горячие губы, целующие шею, отвлекали.
- Ну же… - выдохнул он, поддаваясь бедрами назад.
И Тор начал двигаться. Медленные толчки постепенно сменились резкими, глубокими, немного грубыми. В его движениях не было нежности, только уже не сдерживаемая животная страсть, но Стив и не нуждался в нежности, чувствовалось, что для нее еще будет время, когда-нибудь, потом. Но не сейчас.
Кажется, Тор, прижавшись грудью к его спине, не прекращая резких толчков, что – то шептал ему на ухо, периодически сбиваясь на короткие поцелуи. Что – то о том, что он жив, что все вокруг реально, о том, что больше нечего бояться и что он никогда больше не будет один. А, может быть, Стиву всего лишь послышались эти слова в непрекращающемся шуме слишком быстро бегущей по венам крови, которую гнало бешено стучавшее сердце, громом отдаваясь в ушах. Или это был шум воды, все еще лившейся сверху, вырисовывающей причудливые, недолговечные узоры на разгоряченных телах.
Громовержец обхватил одной рукой член Стива и начал ласкать его в такт своим движениям. Наслаждение перемешивалось с нудной, никуда не пропавшей, но уже не мешающей болью, сливаясь в единую, безумную какофонию ощущений, заставляющую колени подгибаться. И, если бы Тор не держал его так крепко, Стив бы уже рухнул на пол. Горячие струи били по открывшейся ране на боку, с которой давно сполз мокрый бинт, и бог осторожно зажимал ее свободной рукой, поглаживая подрагивающими пальцами края.
Через несколько минут мир для Стива взорвался яркими красками. Наслаждение сковало позвоночник, прошивая его короткими электрическими разрядами, словно тысячей маленький молний. Тор громко застонал, кончая вместе с ним, и сильнее сжал его в объятиях, тяжело дыша в шею. И они все-таки не устояли на ногах, медленно сползли на холодный пол.
Позже, сидя на коленях у Тора, прислонившегося к кафельной стене, он, наконец, перевел дыхание и поднял глаза на Громовержца. Тот смотрел на него серьезно, словно ожидая осуждения или упреков. Но Стив только слабо улыбнулся. Вода давно перелилась за невысокие бортики, заливая пол, их одежда была безвозвратно испорчена, и раны на руке солдата горели огнем. Но ему было хорошо. Действительно хорошо. Спокойно и не страшно, иллюзии покинули его, освободили, и он чувствовал себя молодым и свободным, таким, каким и должен быть. Теперь все было правильно.
- Сейчас ты мне веришь? – тихо спросил Тор, аккуратно убирая со лба человека прилипшие волосы.
- Верю, - прошептал Стив, потянувшись за новым поцелуем. – Я тебе верю.
Страха больше не было.

@музыка: Three Days Grace – Pain

@темы: NC-17, фанфикшн

Комментарии
2013-01-08 в 00:52 

Kristian Simatta
Sky is over
Pray for Life, дорогой автор, можно я буду любить вас вечно? :heart: :red: Кажется за время чтения я забыл как дышать *о* Это прекрасная, неописуемо шикарная работа по thundershield **. За Стива отдельный отдельный пончик, даже самому захотелось его пожалеть т3т *если вы понимаете о чём я хд*
читать дальше

2013-01-10 в 20:42 

Pray for Life
Фрэнк Синатра не булькал в рупор, мама. Честное слово.
Kristian Simatta, спасибо вам большое! Преогромно!!! Я безмерно счастлива, что работа произвела на вас впечатление!
Стив, конечно, бедный, сама писала и страдала вместе с ним, но война никого так просто не отпусткает. Да и Тором ему повезло))
В общем, большое вам спасибо!:squeeze::squeeze::squeeze:

2013-12-01 в 00:45 

Это так хорошо...

URL
   

Steve Rogers & Thor community

главная